Потому что могу.

Я часто думаю о смысле жизни. Хронический экзистенциальный кризис был со мной более менее всегда, но с тех пор как я пришла к выводу что Бога скорей всего нет и жизни после смерти тоже, и сверхзадачи и «плана» на жизнь тоже нет, он стал обострятся чаще.
 
Достаточно долго я думала что смысл жизни в том, чтобы становиться лучшей версией себя и стремиться к совершенству.
Но сейчас наблюдая за собой и за людьми, я пришла к выводу что это хреновый смысл жизни. Потому что жизнь неоднородна, иногда мы становимся худшей версией себя в силу многих причин, и это окей. И вообще оценивать свои версии как худшие и лучшие не окей в принципе. Стремление к совершенству тоже фиговая цель, потому что во первых достичь совершенства во всем невозможно, потому что ресурс времени и сил конечен и планка постоянно отодвигается дальше и выше, а во вторых не существует обьективного ответа на вопрос в чем совершенство заключается. Стремление к совершенству — прямая дорога к неврозу. Плавали, знаем. В топку это.
 
На днях было прямо какое-то тяжелое эмоциональное состояние — экзистенциальный кризис наложился на обострение ПМС, и знаете, такое чувство будто продираешься через какой-то вязкий сдавливающий кокон с невыносимой необходимостью найти смысл жизни прямо сейчас же, вот прямо сейчас, или п%здец. У меня как раз было время, я купила кофе и пошла в парк думать о жизни. Думала в итоге два дня, и в конце концов у меня появилась мысль которая мне очень понравилась.
 
Я живу потому что МОГУ.
Это может прозвучать странно. У Янины Цыбульской в канале про шмотки и стиль была такая классная мысль на тему почему толстые люди одеваются в яркое и облегающее, не смотря на то, что токсичная среда льет им в уши что толстым такое носить недопустимо? Одевают потому что могут. Окружение может возражать, но по большому счету это только слова, никто их в тюрьму за желтые леггинсы не посадит. Одевают потому что могут.
 
Если подумать в этом ключе, то становится очевидно, что мы дофига всего делаем просто потому что МОЖЕМ. Многие мои френды не могут сформулировать внятно зачем они завели детей. Нет никаких рациональных или высокодуховных причин. Захотелось и смогли. Мы заводим детей потому что можем. Мы НЕ заводим детей, потому что МОЖЕМ, у нас есть такая опция — репродуктивный выбор и контрацепция. Вы выбираем работу, место жительства, увлечения — потому что МОЖЕМ выбирать. И это классно, что мы МОЖЕМ выбирать из большого количества вариантов. И это херово, что у таких людей как я ВОЗМОЖНОСТЬ ВЫБОРА превращается в МУКИ ВЫБОРА, потому что мне кажется, что должна быть какая-то важная «высшая» причина, почему я выбираю именно это, а не то. «Да выбери уже что нибудь и попустись! Просто выбери!» — говорю я себе. Выбор превращается в невроз, потому что нужна причина чтобы выбрать именно то, что я выбираю.
 
Но если предположить, что у жизни нет никакой высшей задачи, и я живу потому что могу, и все что я делаю — я делаю потому что могу это делать, и из бесконечного количества «могу» выбираю то, что мне ну вот просто больше понравилось, и это «что-то» не должно находится в какой-то особенной корелляции с моим «предназначением» и «смыслом жизни». То невроз начинает отступать. И одновременно я получаю ответ на вопрос который часто меня мучает — почему люди делают то, что они делают? Иногда что-то ох%енное, а иногда жуткую дичь? Потому что могут.