Из дневника по нейронке. О родовой структуре.

Два с половиной года назад я приняла решение выйти из родовой структуры. Чтобы узнать себя, узнать что моё, что настоящее, вычистить из тела и сознания чужие паттерны и программы, все то, что впечатывалось в меня годами, пока я была маленькая, и когда выросла, но продолжала «отдавать долг» своей биологической семье.

У меня получилось. Я разорвала контакты почти со всеми, во многом разобралась, многое поняла. Нашла внутри себя ресурс и силу чтобы перестать обвинять и обижаться, и вернуть себе личную ответственность за свою жизнь и решения, принятые в прошлом начиная с младенчества.

Я сделала очень много практик и приняла очень много моих собственных осознанных решений. За два года я целиком и вся моя жизнь изменились настолько радикально, что сейчас я уже смутно помню — какой была вообще моя жизнь раньше, под пеленой чужих программ? Со многим я еще разбираюсь, и впереди еще много интересной работы.

Недавно я узнала, что у моей бабушки рак, в очень запущеной стадии, прогноз — от силы пару месяцев. Никто не знал, все всплыло буквально неделю назад. К настоящему моменту я уже перестала злиться, обижаться, желать возмездия и пытаться доказать свои права, и мне захотелось временно отменить свое решение относительно сепарации от родовой системы и пойти на контакт.

Мы с Елизаветой ездили к бабушке два раза к настоящему моменту. Как это часто бывает в такой ситуации, когда уже забываешь от чего вообще были конфликты и желание сбежать на край света и больше никогда не видится, новая встреча напоминает — собственно, от чего. Не смотря на то, что все проходило более менее спокойно, я буквально с порога столкнулась с некоторыми «прелестями» отношений внутри рода, которые напомнили мне, почему я сбежала.

В чистоте родовая структура работает как Единая Семья — род дает поддержку и сотрудничество, и в ненавязчивой и добровольной  форме предлагает свой опыт и наработки.

Но родовая структура в чистоте — это такой редкий зверь, я думаю где-то такие структуры есть, но я не встречала в реальной жизни ни одной, так чтобы несколько поколений реально были Семьей, давали поддержу и сотрудничество друг другу, усиливали друг друга.

В реальной жизни родовые структуры травмированные и искаженные, основной двигатель таких структур — страхи (смерти, нищеты, одиночества и т.д.) и поиск выгоды чтобы этот страх заглушить.

В травмированной родовой структуре человек сам себе не принадлежит. Он — имущество рода, вклад всех старших поколений этого рода, и обязан давать дивиденды.

Даже тело человека ему не принадлежит.

Например, у всех женщин рода вьются волосы. И вот одна женщина выпрямила себе волосы. Такой выбор вызывает сильное осуждение и гнев, что женщина посмела посягнуть на родовой признак и сама распорядилась своей прической. Если я в искаженной родовой структуре, я себе не принадлежу, мое тело и даже моя прическа мне не принадлежат.

Тоже самое касается формы тела, например. Если женщина более тонкая чем большинство женщин в роду, она вызывает осуждение. Про образ жизни, профессию и так далее я вообще молчу, но вот эта фишка с прической мне показалось особенно любопытной. Даже мои волосы мне не принадлежат, если я в родовой структуре.

В общем, фух. У меня сейчас очень много сил и ресурса, я хочу побыть немного с бабушкой пока она жива, это желание рождается из уважения к ее жизненному пути и памяти о ценных и искренних ее поступках по отношению ко мне. Которые все же были, я смогла это увидеть, когда справилась с гневом, обидой, злостью и ненавистью.

Но в общем и целом мое отношение к родовой структуре в том виде, в котором она есть в моей биологической семье — только утвердилось.

 

Комментировать

*