Давать или не давать сдачи в песочнице?

Я против того, чтобы маленькие дети сами разруливали ситуации агрессии, в которые они попадают.

Когда вы учите ребёнка «давать сдачи» (учите пусть даже из самых лучших побуждений), какой посыл вы ему транслируете? Вы делаете ребёнка ответственным за его благополучие и его проблемы. Вы как бы говорите ему: «Разбирайся сам, меня может и не быть поблизости, я не всегда смогу защитить тебя». И это прямо противоположно тому, что мы должны транслировать ребёнку: «Я твоя защита и опора, ты всегда можешь положиться на меня, ты за мной, как за каменной стеной».

Да, мы для себя знаем, что не всегда возможно быть рядом, как бы ни старался, но привязанность ребёнка к нам, его чувство защищённости от уверенности, что его любят и о нём заботятся, и есть тот самый «щит», который оградит его от травмы в случае чего. Поэтому, когда вы идёте на детскую площадку (в песочницу, в гости), именно Вы отвечаете за ребёнка и то, что с ним там произойдёт. Вы — его основная защита.

После того, как вы приняли на себя ответственность, уже понятно, что делать.

Учите ребёнка при проблемах обращаться к маме (или другому «своему» взрослому). Если на ребёнка напали, отобрали, обидели, то первым его порывом должен быть крик «Мама!», а все разговоры насчёт ябед, слабаков и маменькиных сыночков придуманы, чтобы успешнее манипулировать нашими детьми. Если на вашего ребёнка постоянно нападают другие дети, то может не стоит водить его именно в эту песочницу, или именно в это время.

В песочнице, раз вы привели туда ребёнка, именно вы отвечаете за его безопасность. Если вы не уверены в других детях, находИтесь поблизости. Ограждайте своего ребёнка, если надо, сидите возле него. Если бы у моей дочки отняли игрушку, а она была не настроена делиться, я бы спокойно забрала её у другого ребёнка и пусть уж он сам разбирается со своей мамой. Может быть спрятала её, чтобы не дразнить чужого малыша, но ни в коем случае не стыдила ребёнка тем, что «надо делиться».

Важно помнить, что агрессия у маленьких детей — это импульсивная реакция на раздражённость. Если ваш ребёнок дерётся на площадке, я бы поискала источники раздражённости (и в большинстве случаев это будет разделение с основной привязанностью). А если ваш ребёнок «даёт сдачи», то сильно не ругала бы (особенно при чужих), но обьяснила, что это не решение проблемы, и в следующий раз прошу обращаться ко мне. А когда ребёнок обратиться, то уж не подвела бы его, а действительно защитила.

Вопросы — ответы

Если я «поймала» чужого ребенка, который только что толкнул или обидел мою дочь — тут же «на месте преступления» — что я могу с ним сделать? Обычно я хватаю его за руку или плечо и тряхнув, говорю что-то типа «не бей мою дочь — она тебя не бьет и ты ее не бей! Я не разрешаю тебе бить ее!» Это правильно или это «превышение моих полномочий»? Или я просто должна поговорить с его мамой или просто отодвинуть?

Поговорить с мамой, если вам не известна её реакция. Но часто маме такого ребёнка уже сто раз жаловались на него, и если она не реагирует, то и 101-ый раз вы тоже ничего от неё не добьётесь. «Не бей! Я не разрешаю тебе драться (бить, ломать игрушки и т.п.)» — по моему, вполне достаточно. Чужой ребёнок, конечно, к вам не привязан, и будет слушаться из голого уважения к силе, но если мама ребёнка не несёт ответственности за безопасность других детей на площадке, значит это придётся делать вам. Если ребёнок маленький, год-полтора-два, то на слова он вряд ли отреагирует, просто отодвиньте.

Ваш ответ применим как к мальчику, так и к девочке?

Да, и к мальчикам, и к девочкам. Гендерные различия всё равно будут, учи-не учи. Девочки, обычно, более охотно выплакивают свою раздражённость (фрустрацию), мальчики же более склонны выражать её в агрессии (самоагрессии).

Почему, если ребенок решил сам дать сдачи, то это плохо и надо что бы он обращался к маме?

Мне не нравится ситуация, когда ребёнок считает, что он может справиться с проблемой лучше, чем мама. Это подрывает мамино положение Заботливой альфы, а если ребёнок склонен к доминированию, то небольшая потеря авторитета может иметь большие последствия.

Как не перегнуть палку и не получить вечно жалующегося по любой мелочи на других детей ребёнка?

Вечно жалуются дети, совсем не уверенные в родителях, те, кому отказывали в помощи. Они, таким образом, цепляются за родителей. Дети, уверенные в родителях, по любой мелочи к ним не бегают.

Вот меня обвиняют, что я живу в Северной Америке, и поэтому у меня такой подход, кричать «Мама!», а не давать сдачи. Мол, если бы жила в России, то и подход был бы совершенно другой.

Я действительно живу в Канаде уже 6 лет. Когда только приехали и пошли на детскую площадку, то я была поражена тому, что увидела. А увидела я кучу детей школьного возраста, которые носились по площадке как угорелые, при этом аккуратно оббегая малышей, в том числе и мою 2-летнюю дочку. Это был культурный шок.

Теперь о нашем белорусском опыте. Когда мы уезжали, детям было почти 7 лет, 5 с половиной и 2 с хвостиком, т.е. мои старшие дети вполне себе вкусили прелестей детства в Беларуси. Но не было у нас проблем с агрессией! По крайней мере таких, чтобы о них вспоминать. Что правда, жили мы за городом и городских детских площадок избегали. В частности, из-за того, что там принято маме сидеть с сигаретой и бутылкой пива, и стряхивать пепел в песочницу. Кстати, в Канаде на детских площадках никто не курит и, тем более, не пьёт пиво, а если вдруг кто-то с сигаретой окажется слишком близко от площадки, то родители, как коршуны набрасываются. Это для меня был культурный шок №2.

Я никогда не учила детей «давать сдачи», в том числе и потому, что у меня четверо и я не хотела, чтобы они «давали сдачи» друг другу. Был один случай буллинга, когда мы только приехали в Канаду. Дети из нашего комплекса спрятали Антона велосипед и дразнили его. Антон прибежал в слезах, ему было очень обидно. У меня и мысли не было посылать сына разбираться самому. Я сходила, нашла велосипед, а потом пошла жаловаться маме зачинщика травли. Мама, кстати, оказалась очень адекватной, замученная младенцем и тоддлером, она всё приняла близко к сердцу, и больше случаев травли не было.

Но я советую не учить давать сдачи не потому, что мне очень нравятся детские площадки в Канаде. Да, в Канаде общественно неприемлемо насилие на детских площадках и в школах, но никого не интересует, почему дети не дерутся. Вы можете запугать своего ребёнка, или отдрессировать через вознаграждение, и все будут счастливы. Я же пытаюсь обьяснить, что дети могут договариваться, избегать неприятностей и переживать травму с минимальными потерями, когда они уверены, что за плечами надёжный тыл. Тогда у них рождается желание «Я сам», «Я справлюсь», «Я могу».

И не кричат такие дети по каждому поводу «Мама!». Уверенный в прочном тыле ребёнок ведёт себя по-другому, чем тот, кому не повезло. Таких детей я видела — они умеют справляться с опасными ситуациями как-то незаметно.

Когда вы учите своего ребёнка «самого решать свои проблемы», «дать сдачи», «постоять за себя» вы подрываете его веру в вас, подрываете надёжность его привязанности к вам. А за привязанностью лезут и другие косяки. Ребёнок, который сам отвечает за свою безопасность и благополучие, такой ребёнок постоянно находится «в защите», «настороже», не может расслабиться. А условие покоя является одним из базовых для развития. Понаблюдайте за агрессивными детьми на площадке, способны ли они на творческую игру, есть ли у них энергия дерзновения?

Дальше. Необходимость «стоять за себя» — это очень уязвимое для ребёнка положение. Чтобы притупить чувство беззащитности мозг включает защиту — онемение чувств. Сравните спектр эмоций, которые в состоянии испытывать агрессивные и неагрессивные дети. В том числе, такие дети перестают ощущать потенциальную опасность. Вы учите «давать сдачи», но обязательно появится кто-то сильнее, или хитрее, или их будет больше. Что тогда будет делать ваш ребёнок? Вы уверены, что он сможет определить, когда ещё можно «разобраться самому», а когда уже пора делать ноги или орать «помогите!»?

С детьми, которых мы учим защищать самих себя, происходит две, на первый взгляд противоречивых, метаморфозы. С одной стороны, они становятся уязвимее по отношению к внешнему миру, они чаще попадают в драки, в другие потенциально опасные ситуации; с другой стороны, они становятся «эмоциональными истуканами», не способными чувствовать не только боль, но и сострадание, и любовь, в том числе, и к родителям.

Прозвучало мнение, что чтобы дети сами могли договариваться, их надо этому специально учить. И лучше начинать это делать пораньше. Замечу, что умение договариваться проистекает из способности ребёнка осознать и признать другую (отличную от его собственной) точку зрения, позицию. Пока мозг не способен на такую операцию, учить бесполезно.

Предложите ребёнку пройти так называемый тест «Салли-Энн» (имена у кукол могут быть любые): У Салли есть корзинка, а у Энн – коробочка. Салли положила в корзинку шарик (конфетку и т.п.) и вышла. Энн переложила шарик в коробку. Ребенка спрашивают: «Когда вернется Салли, где она будет искать шарик?». Дети до 4 лет отвечают, что в коробке, а после 4 лет, а чаще в 5 лет – в корзинке.

Вот когда ваш ребёнок сможет представить себя на месте другого человека, тогда и можно начинать учить его неким формулам поведения, типа «вначале надо спросить» или «попробуй предложить поменяться». Но вы с удивлением заметите, что ребёнок, социальный мозг которого достаточно развит, уже и без вашей подсказки умеет договариваться.

Детям, даже не готовым к взаимодействию, важно время от времени наблюдать себе подобных. Спрашивается, что тут можно сделать? Как сделать так, чтобы ребёнок не дрался и не ломал чужие игрушки? Мы можем отрежиссировать поведение: «Когда мы приходим в песочницу, то песок на голову других детей мы НЕ сыпем и к чужим игрушкам мы подходим ТОЛЬКО с разрешения мамы. Иначе мы уходим с площадки». Ребёнок смысла этих странных правил, конечно, не понимает, но из любви к вам и желания быть на площадке — подчиняется.

В сухом остатке мы имеем вот что. Если вы считаете, что без умения «давать сдачи» ваш ребёнок в доставшемся ему мире не выживет — учите, конечно. Только, боюсь, результат будет прямо противоположным ожидаемому. Мало того, что ребёнок будет обеднён эмоционально, так он ещё и в беду будет попадать чаще.

А, ну и ситуаций конечно может быть разных миллион. Мама другого ребёнка неадекватная, бесполезно разговаривать, или она наоборот, ваша лучшая подруга. Вы всё утро собирались на площадку, чтобы вот так легко взять и уйти. Ваш ребёнок ведёт себя агрессивно, потому что: проголодался, не выспался, только что приехал от бабушки с дедушкой. Вашего дразнят ябедой и плаксой, все вокруг дерутся и так далее. Не возможно предусмотреть всё, мир многообразен и удивителен и не вписывается ни в какие рамки. Включайте интуицию, всё равно лучше вас никто вашего ребёнка не знает и никто больше вас не заинтересован в его благополучии.

***
Отличная метафора от natalia_maya :

Вообще каждый родитель должен постараться «поставить себя на место ребенка» и попробовать представить, какой бы он помощи хотел от родителя — при чем поставить себя на место не рассуждениями, а эмоциями. Ну, например, представить, что Вас в ресторане обозвал мужик за соседним столиком — а Ваш Любимый — сидя напротив вас — просто проигнорировал этот момент. Мужик обозвал вас еще раз — вы смотрите на любимого в надежде на помощь — а он отворачивается, делая вид, что ничего не замечает. В третий раз вас обзывает мужик за соседним столом — вы открыто просите помощи у любимого, а он отвечает «Что ты пристала ко мне? Двинь ему в морду, да и все». По крайней мере мне легче понять что переживает мой ребенок представляя ситуацию, когда я испытываю негативные эмоции, а от любимого поддержка ноль.

Ольга Писарик

Комментировать

*